Оксана Соколова с начальником Генштаба побывала в местах боев под Славянском

0 0 - 0 0

Чтобы найти ответы, Оксана Соколова отправилась в Славянск на личную встречу с начальником Генштаба генерал-полковником Виктором Муженко.

– Оксана, чья идея была поехать в Славянск вместе с начальником Генштаба?

– Об интервью с Виктором Николаевичем мы договаривались еще в Киеве, общались с пресс-службой Генштаба, обсуждали возможные варианты. Уже до встречи с ним я знала, что он – не кабинетный чиновник, все-таки командует армией. Я слышала, что он регулярно ездит на передовую, лично командовал многими боями. Конечно, хотелось пообщаться с ним как минимум на полигоне.  К моему огромному удивлению, он не только согласился, но и предложил встретиться непосредственно в Славянске. Конечно, я ухватилась за такую возможность. Разобрать ситуацию просто на месте, все увидеть своими глазами. В общем, со съемочной группой “Фактов недели…” мы поехали в Славянск.

Соколова

– В поездке все прошло, как планировали?

– Наша встреча в Славянске с генералом чуть не сорвалась. Мы ждали Муженко несколько часов, но его все не было. Как потом выяснилось, в тот же день на передовую приехал Александр Турчинов, причем совершенно в другую зону. Генерал уехал с ним аж под Широкино. Словом,  я почти утратила всякую надежду, но уже под вечер неожиданно пришла смска, в которой нам назначили место встречи. Просто на трассе, где год назад был один из украинских блокпостов.

Cкажу честно, летящая по дороге колонна из нескольких “Спартанов”  (новая украинская бронированная машина) с включенными фарами выглядела впечатляюще.  Из машин высыпали сразу человек 15 с автоматами, в полевом камуфляже, в темных очках. Я и не сразу поняла, кто из них начальник Генштаба.  Виктора Николаевича узнала, только когда он снял очки.

Соколова

– Какое впечатление на вас произвело общение с начальником Генштаба?

– Честно говоря, до этой поездки  слово “генерал” у меня ассоциировалось исключительно со словом  “свадебный”. Поэтому я ожидала увидеть скорее  начальника, человека штабного, вокруг которого все бегают, отдают честь и стоят по стойке смирно. Но к своему удивлению  вместо этого увидела боевого офицера. Он не окружал себя какими-то внешними атрибутами, как многие  высокопоставленные чиновники, с которыми я общалась за последние несколько лет.

Какой-то спеси я не заметила. Это, конечно, подкупало. Узнав, что из-за задержки встречи мы опаздываем на поезд, Муженко  легко предложил группе остаться. Мол, да  выбросьте  эти билеты на поезд, завтра полетите вертолетом. И мы соблазнились на авантюру.

– Что именно удалось увидеть в поездке?

– Вместе с начальником Генштаба мы побывали на блокпостах, где год назад происходили ключевые события. Там, где располагался штаб, и откуда пошла первая атака на Красный Лиман. Это поселок неподалеку Славянска. Собственно с него и началась операция по взятию форпоста сепаратистов в кольцо. Поехали туда, где украинские вояки разбили колону бронетехники боевиков. Ту, что в ночь на 5 июля пыталась прорваться из окружения. А также на развилку, возле улицы Аэродромной, откуда, собственно и бежали боевики. Оказалось, что это поле, зажатое между двух трас. На трассах уже стояли украинские блок посты, а вот в полях были грунтовые дороги. Думаю, по ним Гиркин и выводил своих людей.

– Вы имеете в виду колонну бронетехники, которая вышла из города вместе с боевиками?

– Ну,  Виктор Муженко убеждает, что никакой единой колонны бронетехники не было. Он сказал мне, что авиация вела наблюдение в ту ночь и видела только  разрозненные “кучки” цивильных автомобилей. Я думаю, что среди них была и бронетехника, но это было все вперемешку с обычными машинами. И никто не взял на себя ответственности применять артиллерию.

Соколова

– Как, по-вашему, правильно тогда поступили, дав боевикам уйти?

– Сегодня непросто судить о том, правильно  тогда поступили или нет. С одной стороны, им дали уйти, и мы получили то, что имеем в Донецке. А с другой – у меня просто стынет кровь, когда в эфире уважаемого канала я слышу заявления типа: “Надо было наносить авиаудар в центр Славянска! Вот бомбанули бы и не было бы никакого Гиркина больше”.  А мирные жители Славянска?  И чем мы тогда отличались бы от Путина с его операциями  “Норд-Ост” и Беслан? Поэтому ключевой вопрос лично для меня  в том, можно ли было не дать боевикам уйти,  не покалечив при этом сотни  мирных жителей? Сложный, конечно, вопрос. Посмотрев все на месте, я для себя сделала такой вывод: единая колона из Славянска на Донецк шла вряд ли. Скорее всего, боевики разрозненно отходили полями на Краматорск.  Уже потом  организовывались в группы и двигались в сторону Донецка. А вот почему их не встретили там,  на подходах к городу?  Это уже следующий вопрос.  Были ли на то силы у украинской армии? Виктор Муженко сказал мне, что  на момент боев вокруг Славянска украинская оборона имела всего около 2500 — 3000 бойцов, реально способных воевать. Сейчас их десятки тысяч.

– Что вас особенно поразило в той поездке?

– Многое. Например, военные летчики. Мы перелетали на вертолете с одного аэродрома на другой, и это были, конечно, маневры – высший пилотаж. Для меня, с непривычки, это были просто американские горки. В целях безопасности машина шла очень низко,  буквально по верхушкам деревьев, а местами и просто по земле.

Я даже могла разглядеть цветочки картошки на полях. На самом деле,  в этой войне профессионализм наших пилотов возрос многократно. Уже потом, когда мы разговаривали с военными, я поняла, что год назад одним из самых больших потрясений для них были именно  сбитые украинские вертолеты и самолеты, погибшие летчики.

– Как сегодня живет Славянск?

– Сегодняшний Славянск оставляет противоречивое ощущение. Очень чистенький  железнодорожный  вокзал, работают новейшие турникеты на выходе — даже в Киеве пока они просто стоят. Ямы на дорогах залатаны.  Гостинца поразила в чем-то даже европейским сервисом. И не скажешь, что год назад тут была война.  И при этом его окраина, та же Семеновка, совершенно разбита.

– Вас узнавали на улицах?

– К моему удивлению, да. До поездки я думала, что украинских каналов там не смотрят, но в первом же магазине поняла, что ошибалась. Наоборот,  очень активно смотрят. Это было мое первое открытие, а второе – касалось настроений людей. Вот говорят, что в Славянске жители до сих пор в большинстве  настроены антиукраински.  Я ничего подобного не увидела. Совершенно не услышала агрессии или негатива в свой адрес. Конечно, без критики  украинской власти не обошлось, но такие замечания я выслушиваю и в Киеве. Даже у нас тут пожестче все. В Славянске люди  до сих пор напуганы. Это чувствуется.

Соколова

– Что вас особенно удивило в Славянске?

– Когда мы ехали по глубоко вечернему  Славянску,   я увидела, это что в городе работают летние кафе. Казалось бы, от штаба военной операции сюда каких-то 15 минут езды, от Донецка — 120 километров, а столы на открытых площадках  накрыты белыми скатертями, красивые девушки пьют шампанское, играет музыка… И вот эта картинка летнего кафе почему-то поразила меня больше всего.  Я поняла, что Славянск – город, который очень хочет забыть все пережитые ужасы и жить мирной жизнью.

– Вам было страшно?

– Перед самой командировкой меня спросили в редакции: “А ты бронежилет брать будешь?” Я подумала: с одной стороны, это, конечно, зона конфликта, и непонятно, на какую линию мы поедем. Но с другой,  решила довериться военным. Конечно, какая-то тревога поначалу была. Но ровно до тех пор, пока мы не встретились с нашими боевыми офицерами. Они излучали какое-то  спокойствие.  Такая, знаете, абсолютная невозмутимость. Я смотрела на них, на ребят в пыльных полях,  с обветренными, загорелыми лицами, и вот какой-то червячок грыз в душе:  легко нам здесь считать их просчеты. Мы критикуем, а они воюют. Вот в этом ключевая разница.

Источник: segodnya.ua

15.07.2015 16:44

0 0 - 0 0



Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ