Ексклюзивне інтерв’ю Ігоря Смешка «Фактам тижня з Оксаною Соколовою»

0 0 - 0 0

 

Кореспондент: Ігорю Петровичу, як Ви — досвідчений фахівець — розцінюєте хід розслідування справи, пов’язаної із Георгієм Гонгадзе?

После его бегства за границу есть факты, что он передавал информацию иностранным гражданам, представителям спецслужб иностранных государств, чем нанес де-факто и де-юре колоссальный ущерб вопросам обороны и национальной безопасности государства. Ну, вспомним хотя бы известный «кольчужный» скандал. Как известно, война в Ираке закончилась, станций «Кольчуга» в Ираке никто не нашел. Зато страна была поставлена в 2002 – 2003 гг. на грань политической изоляции. Кроме того, в результате расследования этих дел был установлен факт монтажа записей. Фактовое дело о создании ложных доказательств обвинения, насколько мне известно, до сих пор открыто. Мне абсолютно непонятно, как, будучи обвиненным в совершении тяжелых преступлений в январе 2001 года, произошло так, что через 4 года, в марте 2005 года, Генеральный прокурор Пискун, который «повторно встал с коленей», вдруг квалифицировал возможность закрытия данных дел тем, что нашел в действиях Мельниченко оправдательные мотивы, что он действовал в пределах обстоятельств, которые угрожали его жизни, и в пределах крайней необходимости он был вынужден делать эти записи. Я лично считаю, что без расследования этих преступлений и без того, чтоб Мельниченко ответил на вопросы, кто действительно стоял за организацией прослушивания кабинета, пока он не ответит на эти вопросы, очень трудно будет поставить точку и в деле об убийстве Георгия Гонгадзе. Одной из действительно драматичнейших трагедий в новейшей истории Украины.

 

Кореспондент: Як Ви думаєте, можна підтвердити автентичність цифрових записів?

Как доктор технических наук и специалист в информатике, я вам скажу: мне абсолютно не понятно, как можно установить аутентичность цифровой записи. Цифровая запись тем и отличается от аналоговой, что в конечном итоге вы будете в компьютере оперировать только ноликами и единичками и эти нолики и единички могут вам создать картину, когда спектр сигнала будет разложен на цифровые составляющие. Если аналоговый сигнал позволяет нам идентифицировать практически как отпечатки пальцев носитель записи, то цифровая запись, к сожалению, я не знаю лично прецедентов в мировой истории, где можно было бы однозначно дать заключение по цифровой записи.

Во-первых, я не верю, в то, что один человек мог такое длительное время осуществлять запись в первом кабинете государства в то время, когда у нас есть специально уполномоченный для этого орган – Служба безопасности Украины, которая в соответствии с Конституцией и законами Украины несет ответственность за контрразведывательную защиту главы государства и его кабинета. Вся махина, которая насчитывает достаточно большое количество квалифицированных сотрудников, обязана была защитить первый кабинет государства. Мне непонятно и то, когда в 2003 году я принял должность председателя Службы безопасности, то я обнаружил, что практически с 2001 г. по 2003 г. Служба безопасности в определенной степени поддерживала оперативный контакт с Мельниченко якобы для того, чтобы оценить степень секретности в материалах, которые он записал, вместо того, чтобы выполнять свою прямую обязанность по поручению Генеральной прокуратуры по поиску и задержанию Мельниченко. Лично я могу сказать, что 2003 по начало 2005 года главная цель работы Службы безопасности под моим руководством было именно организация задержания майора Мельниченко.

 

Кореспондент: Тобто Ви переконані, що Мельниченко діяв не самостійно?

 

Система страховки просто по правилам исключает подобное. Повторяю: у меня есть огромнейшие обоснованные сомнения в том, что это могло быть организовано одним человеком, и что запись могла производиться только с одного носителя. Но только следствие, квалифицированное следствие, может поставить последние точки в этом деле.

 

Кореспондент: Але у Вас є версії, хто би це міг бути?

 

Я думаю, что те люди, которые стояли изначально за майором Мельниченко, они и сейчас имеют возможность в определенной степени влиять на ход расследования и на многие процессы в нашей стране, находясь внутри специальных служб нашего государства. Но я далек от мысли того, что они могли спланировать многоходовую операцию и стоят в том числе за убийством Георгия Гонгадзе. Мое частное мнение. В определенный момент Мельниченко, создав определенную группу пользователей своей информации, вольно или невольно отсек первоисточник а потом он был использован классическим мощными специальными службами иностранных государств в своих чисто национальных интересах, которые, в общем-то, все, что смогли и сделали по отношению к Украине. И что там говорить, ущерб национальной безопасности и обороны налицо. Репутация Украины, ее специальных служб, репутация первых особ государства, вообще репутация государственного механизма Украины была дискредитирована и поставлена под сомнение в том, что вообще Украина способна выполнять свои функции по защите национальных интересов.

Я бы очень хотел, чтобы расследование, которое идет, оно пошло, прежде всего, в чисто уголовно-процессуальном плане без всяких политических добавок в этот процесс. Только если это расследование будет проводиться в рамках чисто криминальной плоскости, мы имеем шанс узнать правду.

11.04.2011 17:02

0 0 - 0 0



Дивіться на ICTV

Зареєструйтесь

Увійти, використавши ваші дані

Забули пароль?

Відновлення паролю

ВГОРУ